Глава 8. Трансцендентный обман

Глава 8. Трансцендентный обман

«Тот, кто занят преданным служением, кто чист душой и обуздал свой ум и чувства, дорог всем, и все дороги ему. Хотя такой человек всегда поглощен деятельностью, он никогда не бывает связан ее последствиями».
(Бхагавад-гита, 5.7)

Каждый человек ищет славы и признания. Все восхищаются актерами, музыкантами и мирскими писателями, хотят стать такими же заметными, как они. Даже преданные порой стремятся стать ведущими киртана, лекторами и т.д. Харидас Тхакур говорил Господу Чайтанье, что в его, Харидаса, сердце есть порок — желание славы. Великие преданные бегут от славы. «Чайтанья-чаритамрита» повествует о том, как преданные пытаются уклониться от славы и все же не могут ее избежать. Шрила Мадхавендра Пури ощутил ее приближение сразу же, как только пуджари рассказал ему о горшке сладкого риса, припрятанного Господом Гопинатхой под Своей одеждой для Своего преданного. Он знал, что теперь соберется толпа и начнет проливать на него потоки прославлений. Не желая попасть под влияние славы, Мадхавендра Пури поспешно покинул город. Однако хвалебная молва естественным образом следовала за ним, поскольку великий преданный не может убежать от своей духовной славы. С Джаянандой было так же. Он изо всех сил старался избежать признания, но оно следовало за ним, куда бы он ни шел.

Луна в небе

Слава обычного человека подобна сияющему метеору, проносящемуся по ночному небу и сгорающему в атмосфере. А чистый преданный Господа удостаивается продолжительной славы, которую можно сравнить с луной, существующей в небе всегда. Об этом пишет Шрила Прабхупада в своем комментарии к «Бхагавад-гите» (10.4-5):

«О славе (яшах) Господь Чайтанья говорил, что она приходит к человеку тогда, когда он становится великим преданным. Это настоящая слава. Человек, который стал знаменитым благодаря своим достижениям в сознании Кришны, обретает настоящую славу, а все, кто не славен этим, живут в бесславии».

Джаянанда был луной на небосклоне учеников Шрилы Прабхупады. Мы видим это на фотографии из книги о Вьяса-пудже 1997 года, где Шрила Прабхупада запечатлен в аэропорту. В руке человека, держащего над ним зонтик, букет цветов. На фото видны только руки, но это Джаянанда. Я помню рубашку, которая была на нем в тот день, и то, как он держал зонтик. На этой фотографии видно, с какой любовью Шрила Прабхупада смотрит на Джаянанду, как он им доволен. Лицо Шрилы Прабхупады просто сияет. Я помню эту сцену в аэропорту в тот день. Шрила Прабхупада говорил, что постоянно помнит о Джаянанде.

Игра в «самого падшего»

Джаянанда всегда играл с нами в эту странную игру. Она представляла собой прославления Джаянанды с нашей стороны, а с его — признание себя самым падшим. Как будто мы соревновались друг с другом. Джаянанда всегда говорил о себе как о негодяе и без конца прославлял других преданных. Вот он, дескать, работает в гараже, занимается какими-то мирскими делами, а другие ходят на санкиртану и совершают быстрый прогресс, далеко опережая его. На самом деле это была неправда, так как у него вообще все получалось, потому что он все делал с правильным сознанием: строил ли колесницы, распространял книги или готовил завтрак для преданных санкиртаны. Джаянанда являл собой олицетворение третьего стиха «Шри Шикшаштаки» Махапрабху, тринад апи.

«Святые имена Господа следует повторять в смиренном состоянии ума, считая себя ниже соломы, валяющейся на улице. Нужно стать терпеливее дерева, полностью освободиться от чувства ложного престижа и всегда быть готовым оказать почтение другим. Только в таком состоянии ума можно повторять святое имя Господа постоянно».

Смиреннее соломы на улице — это о Джаянанде, так как он всегда считал себя низким и незначительным, но мы-то знали, насколько это необычайная личность. Слова прославления сами собой срывались с нашего языка, но воздать ему хвалу не получалось, потому что он тут же уходил.

Он все перепутал

Мы живем в мире обманщиков и обманутых. С материальной точки зрения, мы либо подвергаемся обману, либо обманываем сами. Что ж, в духовной жизни есть свой вид трансцендентного обмана. Джаянанда был в нем очень искусен. Он обманывал нас, приписывая нам несуществующие качества, а себе — несуществующие недостатки. На самом деле, возвышенным преданным являлся он, а мы были самыми падшими. Таково было реальное положение вещей. Но он старался все перепутать. Он просто обманывал.

Не такая уж дешевая вещь

Сейчас я опишу один из типичных случаев такого трансцендентного обмана, его великое мошенничество. Однажды летом в храм Сан-Франциско приехали санньяси: Вишнуджана Махараджа, Тамал Кришна Махараджа и несколько других — для подготовки к Ратха-ятре. Я тогда был очень наивен (таким и остался) и думал, что совершенно естественно… ну, знаете, если преданный достигает определенной степени развития и у него нет семьи, он, конечно, принимает санньясу. Так обычно делается. Поскольку они всегда говорили о Джаянанде как о самом возвышенном преданном, получалось, что и он должен сделать то же самое — принять санньясу. Вот я и спросил однажды Джаянанду, когда он примет санньясу, потому что это казалось вполне естественным.

Он взглянул на меня очень сурово и даже с укором. Я не припомню, чтобы он был со мной так серьезен, так смотрел мне в лицо… Нас связывали особые отношения. Хотя мы были духовными братьями, он занимал положение учителя, а я — положение ученика. Иногда он бранил меня, как это сделал бы учитель, а иногда смотрел на меня с одобрением, что делало меня счастливым. На этот раз он пристально и очень сурово посмотрел мне в глаза и сказал: «Знаешь, в эту эпоху Кали не так уж просто быть санньяси, это не такая уж дешевая вещь!»

Я был поражен внезапной резкостью его ответа и в то же время удивился. Теперь, 20 лет спустя, мне стало многое понятно. Дело было вовсе не в том, что Джаянанде не хватало квалификации или качеств. Нет. Он обладал превосходными качествами и самой высокой квалификацией. Его подход к отречению был слишком серьезным. Он считал, что санньяса — не просто перемена одежды, ягья и т.д. Отречение должно вначале совершиться в сердце, говорят ачарьи, а потом можно сменить и одежду. Как сказано в «Бхагавад-гите», 6.1:

«Тот, кто не привязан к плодам своего труда, но действует, верный своему долгу, воистину живет в отречении от мира. Именно он — настоящий йог, а не тот, кто не зажигает огня и не выполняет своих обязанностей».

Джаянанда был совершенно не привязан к плодам и всегда трудился для Кришны. Таково настоящее отречение, без всякого внешнего церемониала. Ему не требовалось внимание, да и не мог он позволить себе чистых одежд, ведь его ожидало слишком много работы.

Слишком занят, чтобы носить посох и чистые одежды

Нет, Джаянанда не желал, чтобы люди падали ниц при его появлении, и не рвался повсюду носить за собой палку, так как был слишком занят строительством колесниц и всем остальным служением. Он не стремился каждый день получать тарелку маха-прасада, но желал сам раздавать маха-прасад гостям. Он не жаждал славы санньяси и всегда уступал место на вьясасане другим. Он читал прекрасные лекции, однако не стремился делать это постоянно. Джаянанда был слишком занят, поскольку заменял нам и отца, и мать, а также делал массу необходимых вещей. Он заслуживал нашего поклонения, но не получал его.

Сейчас, по прошествии стольких лет, я вижу, как Джаянанда следовал этому своему плану. Он решительно носил белое по веской причине. Часто занимаясь мирскими на первый взгляд делами (на самом деле одухотворенными его сознанием) — выносом мусора, поездками забхогой, работой в гараже, варкой колес для колесниц, — Джаянанда вынужден был ходить в замасленной грязной одежде. Утром на его тщательно вымытых руках виднелись масло и въевшаяся грязь. На лекциях он всегда выглядел усталым из-за того, что поздно ложился спать, дочитывая круги, так как никогда не оставлял недочитанной джапу. Много работая днем, он, как обычно, поздним вечером, когда все уже спали, мыл кухню. Так как у него была своя комнатка в гараже, никто на самом деле даже не знал, сколько он спит. Кто-то рассказывал, что Джаянанда спал стоя на лекции Прабхупады, и Прабхупада не позволял преданным тревожить его, потому что знал, как тяжко трудится Джаянанда. Иногда на утренней лекции он выглядел сонным, клевал носом и даже порой дремал. Однако — забавная штука — задай кто вопрос в конце лекции, Джаянанда внезапно давал превосходный ответ.

Он бежал от любого намека на славу

Итак, напомню про план Джаянанды, про его трансцендентную хитрость. Он собирался прожить жизнь и покинуть мир как падший домохозяин. В этом и заключался его план. Не оттого, что все домохозяева падшие, нет, они несут великое служение, воспитывая маленьких вайшнавов. Но обычно, особенно на Западе, домохозяева считаются более привязанными к материальной жизни. Вот почему мы называем санньяси Махараджами, то есть великими душами, оставившими мирские связи. Джаянанда хотел, чтобы мы запомнили его не как возвышенного преданного, которым он в действительности был, а как падшего домохозяина, конечно, хорошего преданного, но занятого вполне обыденными делами. В этом он весь — человек, бежавший от малейшего намека на славу или признание. Всякая слава или похвала были чужды ему. Поэтому он и придумал всю эту хитрость, этот обман — прожить жизнь в этом мире, не заявляя своего законного права считаться тем, кем был на самом деле.

Но теперь, оглядываясь назад, мы, преданные, особенно те, кто его знал, думаем: «Ну, уж нет, Хосе!» Конечно, не могу утверждать, что Кришна думает так же, но я чувствую, что Кришна божественным образом вошел в эту его уловку, приложив руку к плану Своего преданного. Он раскрыл хитрость Джаянанды, который даже и не подозревал хитрости Самого Хитрого, когда позировал для того знаменитого снимка. Пришел фотограф, а на Джаянанде не было рубашки. Он вынужден был набросить на плечо какое-то подобие чадара, просто кусок белой хлопковой ткани, не догадываясь даже, насколько он похож на санньяси в своем одеянии.

Истинные цвета

Итак, мы имели снимок и современные технологии, которые позволили раскрасить его одеяние тем цветом, каким оно и должно было быть — шафрановым. Пришло время показать истинную отрешенность этой великой личности. И теперь он, всю жизнь бежавший от славы, обычный преданный в белом, сияет, словно санньяси, на колеснице Ратха-ятры. Отрешенность, поселившаяся в его сердце, теперь приобрела свой истинный цвет. Теперь он Махараджа — тот, кем он и был, но скромно скрывал от всех. Несомненно, все это подстроил Кришна, поскольку в духовных проделках Ему нет равных, и Он всегда смеется последним. Поэтому Прабхупада и приказал, чтобы изображение Джаянанды присутствовало на каждой Ратха-ятре. С того момента мы славим Джаянанду, помещая его сияющий портрет на колесницу Господа Джаганнатхи во всех городах мира. В сотнях городов тысячи людей увидят его изображение. Новые преданные спросят: «Кто этот санньяси?» А те, кто не знаком с философией, удивятся: «Кто этот сияющий человек? Смотрите, как улыбаются его глаза!»

Джаянандануги, преданные, считающие себя ниже соломы на дороге, отдают дань Джаянанде Тхакуру

Смирение, безусловно, было самым выдающимся качеством Джаянанды. Он считал всех, даже новых преданных, старшими. Махараджа дас вспоминает, как Джаянанда всегда спрашивал у него совета: «Слушай, бхакта Майк, что ты думаешь об этом?» Хотя его служение вызывало восхищение, к славе он не стремился и избегал похвал, как чумы. Преданные знали: если они хотят оставаться в обществе Джаянанды, лучше его не хвалить, иначе ему придется уйти. —Из «Воспоминаний о Джаянанде» Калакантхи даса.

* * * * *

Когда Джаянанда готовил или беседовал с преданными, то без всякого напряжения мог стоять в йогической позе. Его правая нога была согнута в колене и упиралась стопой во внутреннюю поверхность левого бедра. Он так естественно поддерживал эту позу, что казалось: естественнее ничего нет на свете. Он очень легко стоял на одной ноге, как мальчик-йог Махараджа Дхрува. При этом он совершенно не рисовался своим умением. В этой немыслимой позе он однажды полдня учил меня готовить пури. — Дхаништха даси.

* * * * *

Как вы говорите, все любили Джаянанду. Я видел его лишь однажды. Мы направлялись в Индию и застряли в одном из аэропортов Нью-Йорка, а нам надо было ехать в другой. Совершенно неожиданно появился видавший виды старый грузовик и подрулил к нам, а нас было человек десять преданных. Водитель спросил, куда мы едем. Услышав, что в другой аэропорт, он сказал: «Прыгайте в кузов, я вас отвезу». Мы приехали как раз вовремя, чтобы успеть на свой самолет. Когда он уезжал, я спросил кого-то: «Кто это был?» Преданный ответил: «Это Джаянанда!!!!!» Он всегда успевал вовремя, потому что очень предавался. — Ваш слуга Дамагхош дас.