Глава 5. «Я не буду заботиться об удобствах для своего тела…»

Глава 5. «Я не буду заботиться об удобствах для своего тела…»

«Тот, кто обуздал ум, уже осознал Сверхдушу, ибо обрел умиротворение. Для такого человека не существует разницы между счастьем и горем, жарой и холодом, почетом и бесчестьем».

(Бхагавад-гита, 6.7)

 

Шрила Бхактивинода пишет: «Я не буду заботиться об удобствах для своего тела… Дайте мне проповедовать божественное имя… Когда же, о, когда же придет этот день?» Эти слова выражают настроение Джаянанды. Равнодушный к удобствам, он хотел лишь проповедовать славу святого имени, служить Шриле Прабхупаде и другим преданным, даже если ему приходилось иногда терпеть мучительную боль. Мы увидим это настроение в следующих играх, которые я попытаюсь здесь описать.

Джаянанда каждый год усердно трудился над постройкой колесниц, находя себе помощников чаще всего самостоятельно. Много раз случалось, что, заметив какого-нибудь праздношатающегося хиппи, проходившего мимо, он приманивал его прасадом, а потом просил помочь с колесницами. Таким путем Джаянанда получал большую помощь, а они обретали милость, которая дается один раз в жизни.

Джаянанда не мог спать

Однажды во время постройки колесницы для Ратха-ятры Джаянанда наступил на гвоздь, который проткнул его ботинок и вошел глубоко в ногу. Испытывая сильную боль, он тем не менее продолжал работу, хромая вокруг колесниц до самой Ратха-ятры. Мало того, что у него три дня болела нога, — все три дня у него не было времени для сна, потому что круглые сутки он трудился для Господа Джаганнатхи.

Нечто подобное уже происходило летом 1975 года. Тогда я немного вздремнул прямо на площадке и, просыпаясь среди ночи, видел, как Джаянанда устраивает на колеснице вьясасану для Шрилы Прабхупады. Всю ночь он трудился над нею, пока не добился задуманного. Ведь это был последний день перед шествием, а вьясасана предназначалась для Шрилы Прабхупады. Как же мог Джаянанда лечь спать, когда не все было доведено до совершенства. Его преданность Прабхупаде не знала границ.

Он бросает вызов даже крайним проявлениям сил природы

То лето в Сан-Франциско было необычно прохладным. С моря дул пронизывающий резкий ветер. Запомнился один особенно холодный день. На мне было две рубашки, два свитера, куртка или даже две. Тут на площадку, где мы строили колесницы, пришел Джаянанда и буквально ошеломил меня. Я замерзал чуть ли не до смерти во всех своих одеждах, а он был всего лишь в футболке и с только что выбритой головой. Ветер сдувал тепло с его тела и головы. Я стоял и смотрел на него, охваченный благоговейным ужасом, недоумевая, как он не умирает от переохлаждения, а Джаянанда, как ни в чем ни бывало, принялся за работу. Потом мы сели в машину, и он, как было у нас заведено, почитал «Бхагавад-гиту». Стих соответствовал обстоятельствам. В нем говорилось о том, что Параматмы достигает тот, кого не волнуют ни холод, ни жара, ни счастье, ни горе, ни слава, ни бесславие (Бхагавад-гита, 6.7).

Всегда в ровном настроении

На самом деле работа у Джаянанды всегда была тяжелая, так как он все время находился в движении от двери к двери, по офисам и магазинам, в переговорах с разными уполномоченными и т.д. Он никогда не назначал заранее никаких встреч, не готовил речей, не имел секретаря, который помогал бы ему, наоборот, он всегда был доступен и открыт, беседовал с людьми один на один, часто, когда они спешили куда-нибудь. Однако, побежденные его великодушием и хорошим настроением, они уносили с собой приятные впечатления. У него никогда не бывало таких дней, когда «встанешь не с той ноги», все валится из рук и ты срываешь свое раздражение на других. Депрессия возникает как следствие увлеченности самим собой, рождается из убеждения, что «я» — это тело. А Джаянанда никогда так не думал, он всегда действовал как вечная душа и слуга Кришны, свободно от телесной концепции жизни и был постоянно занят поисками возможностей служения окружающим, Шриле Прабхупаде и Кришне. Не впадать в плохое настроение для любого из нас — непосильная задача, а для Джаянанды отличное настроение было естественным состоянием 24 часа в сутки 7 дней в неделю.

Энтузиазм Джаянанды непобедим

Еще я слышал такую историю. В нью-йоркском храме на третьем этаже была сувенирная лавочка, но туда, похоже, никто не ходил. А поскольку Джаянанда в то время совсем ослабел и передвигался только в инвалидном кресле, ему и поручили это несложное служение в магазинчике, куда уже очень скоро, благодаря его изобретательности и энтузиазму, поднимались на лифте и по лестницам толпы покупателей. Ничто не могло остановить его преданного служения.

То же самое случилось и в Лос-Анджелесе: Джаянанда в одиночку организовал Ратха-ятру по телефону, не вставая с постели. Обычно он бывал настолько слаб, что не мог подняться со своего инвалидного кресла, но иногда по утрам, чувствуя себя бодрее, он прикатывал на мангала-арати, даже вставал и танцевал. Однако он понимал серьезность своего положения и говорил преданным: «Однажды вы войдете ко мне, а на кровати будет лежать просто мешок испражнений». Но все же тот фестиваль Ратха-ятры в Лос-Анджелесе оказался самым крупным за всю историю таких фестивалей, что стало возможным только благодаря страстному желанию Джаянанды.

Великая преданность Джаянанды Шриле Прабхупаде

Следующая история, мягкосердечные и любящие бхакты, разобьет вам сердце. Сам я не могу удержаться от слез, когда вспоминаю ее. Ничего подобного мне не приходилось раньше слышать, внимайте же и вы нектару преданности Джаянанды. Когда Джаянанду положили в больницу недалеко от Сан-Диего (штат Калифорния) из-за его болезни — рака, один чудесный преданный по имени Муктакеша пришел однажды его навестить и хотел было сесть на кровать, но Джаянанда не позволил. Муктакеша очень удивился: почему нельзя сесть на пустую кровать? Затем он огляделся и увидел изображение Шрилы Прабхупады, прислоненное к подушке. Джаянанда объяснил: так как у него никогда за все время пребывания в ИСККОН не было такой прекрасной кровати, то правильнее будет, чтобы ею наслаждался его духовный учитель Шрила Прабхупада. Джаянанда отдал удобное ложе своему Гурудеве с великой преданностью и любовью, а сам разместил свое полуразрушенное раком тело на полу перед кроватью.

Письма от Джаянанды

Я получил от Джаянанды два письма. Оба они были написаны от руки в последние месяцы его жизни. В первом Джаянанда просил меня поискать его «Шримад-Бхагаватам» в коричневой обложке, купленный им лично у Шрилы Прабхупады в 1967 году и, возможно, оставленный у меня. Потом он признался, что это был всего лишь предлог написать мне. В своем ответе я рассказал, как тоскую по общению с ним, и обещал поискать его «Шримад-Бхагаватам».

Во втором письме, которое было написано недели за две до его ухода, Джаянанда в своем духе приписывал мне воображаемые достоинства, а себе — воображаемые недостатки. Я помню, как получил это письмо, как, увидев имя на конверте, быстро вскрыл его и побежал в прасадную комнату, потому что глаза мои быстро наполнялись слезами. Потом мы читали письмо вместе с Мишра Бхагаваном, и тот назвал его чудесным и трогательным. Мы оба понимали, как мало времени нам осталось общаться с Джаянандой. Я написал, что он «возвращается домой, к Богу», и процитировал стих из «Шримад-Бхагаватам»: анте нарайана смритих…

«Высшее совершенство человеческой жизни, которого можно достичь, либо познав природу материи и духа, либо овладев мистическими силами, либо в совершенстве исполняя предписанные обязанности, состоит в том, чтобы в конце жизни помнить о Личности Бога».

(Шримад-Бхагаватам, 2.1.6)

Я предсказывал, что в ответственный момент он будет повторять святые имена, помнить Кришну и Шрилу Прабхупаду, а в особенности, свое основное служение Шриле Прабхупаде — Ратха-ятру. Как мне стало известно позже, именно так все и произошло: в свои последние минуты Джаянанда был охвачен настроением Ратха-ятры. Никогда себе не прощу, что потерял эти два бесценных письма где-то в брахмачари-ашраме. Теперь они хранятся только в моей памяти.

Мой последний визит к Джаянанде

За две недели до его ухода я приехал под каким-то благовидным предлогом в Лос-Анджелес повидаться с ним. Очень слабый, он лежал в постели. Никто не знал, сколько ему еще осталось. Как оказалось, это была наша последняя встреча, которая принесла тем не менее очень сладостное переживание. Обычно я не слишком красноречив, скорее наоборот, молчалив и косноязычен. Однако в тот раз мои уста и сердце преисполнились вдохновения, как будто пришла помощь от самой Матери Сарасвати. Мне очень хотелось сказать что-то особенное, лично прославить Джаянанду перед другими преданными. Кроме того, он был в каком-то смысле связан — не мог сбежать, как раньше, — и я воспользовался случаем.

Совершенно внезапно на языке моем проявилось красноречие, которое позволило мне прославить Джаянанду, воспользовавшись примером из «Чайтанья-чаритамриты». Как Господь Чайтанья начал движение санкиртаны, чтобы распространить его по всей вселенной, так Джаянанда из желания служить Шриле Прабхупаде и Господу Джаганнатхе положил начало праздникам Ратха-ятры, известным теперь по всему миру. Затем я процитировал стих из «Шримад-Бхагаватам» о том, как Махараджа Парикшит ожидал без страха свою смерть, погруженный в нектар кришна-катхи, и сравнил с ним Джаянанду, который не боялся крылатого змея своей болезни, поскольку был погружен в нектар Ратха-ятры, в нектар служения своему Гуру Махарадже и дорогому Господу. И пока продолжалась моя высокопарная речь, Джаянанда не моргнув глазом не предприняв ни малейшей попытки остановить меня, как это происходило обычно, принимал мои прославления и выглядел даже вполне довольным. Все остальные преданные тоже были счастливы. Он милостиво принял мой прощальный подарок.

А теперь, дорогие бхакты, послушайте, каким был последний жест любви и благородства со стороны Джаянанды и насколько глубоко он пренебрегал своим телом. Настал момент прощания, который можно отодвинуть, но нельзя избежать. Пришло время мне уйти, чтобы больше уже никогда не встретиться с моим дорогим другом, о чем я тогда еще не знал. Попрощавшись, я пошел к двери, но обернулся, чтобы к ужасу своему увидеть, как Джаянанда пытается встать с постели. Сразу поняв, для чего он это делает, я стал протестовать, просил его немедленно вернуться в постель, где ему надлежало быть. Но бесполезно. Вначале он сел на кровати, потом встал, подошел ко мне и опустил свое слабое тело наземь в поклоне, касаясь головой пола и прося меня принять его поклон. Господи, сколько сладости и любви! Сколько пренебрежения к телу! Сколько слез сейчас, когда я вспоминаю эту картину! Мы поклонились друг другу, а затем обнялись. Я вышел, чтобы больше никогда не увидеть его в этой земной оболочке. Но тот его образ, так же, как и другие священные образы Джаянанды, запечатлен в глубине моего сердца и хранится там с величайшей бережностью, чтоб не забылся и не стерся.

Джаянандануги, преданные, считающие себя ниже соломы на дороге, отдают дань Джаянанде Тхакуру

Большое Вам спасибо за помощь и вдохновение, которые мне дала Ваша веб-страница. Я рыдала, читая о том, как Джаянанда отдал свою больничную койку Шриле Прабхупаде. В последнее время Джаянанда давал мне так много вдохновения, и общение с ним через воспоминания других преданных очищает мое грязное сердце. Спасибо Вам, Прабху. — Ваша слуга Кришна Према даси.

* * * * *

Дорогой Вишока Прабху! Поклоны. Слава Шриле Прабхупаде и Джаянанде Тхакуру!!!!! Спасибо за Ваше недавнее письмо и за все, что Вы написали, особенно о Джаянанде! Обычно, когда я читаю Вашу страничку о Джаянанде, мне приходится держать под рукой упаковку бумажных платочков, потому что рассказы о нем доходят до самого сердца. Как это необходимо в наши дни, когда внутреннее противостояние между преданными усиливается. Книги, подобные Вашей, еще больше убеждают меня в истинности сознания Кришны, в том, что оно вечно и полно бесконечного блаженства! Ну, почему не жить так и не быть счастливыми, как всегда говорил нам Прабхупада? Некоторым никогда этого не понять, но другие поймут, и ТАКИХ преданных я считаю своими истинными друзьями. — Харибол! Дамагхош дас.

* * * * *

Я посетила Ваш сайт и ощутила вкус Вашего последнего прославления Джаянанды Прабху — как вдохновляет, когда один преданный возвеличивает другого с таким духом преданности! Благодарю Вас за эту амброзию. — Харе Кришна! Сельта.