Тамал Кришна Госвами

Тамал Кришна Госвами

Дорогой Тамал Кришна Госвами,

Пожалуйста, прими мои самые смиренные поклоны. Вся слава Шриле Прабхупаде.

Сегодня я пишу тебе посмертное письмо — подобно тому, как наш духовный учитель, Шрила Прабхупада, сделал это на собрании своих учеников в Сиэтле, когда его духовный брат, Бхакти Прагьяна Кешава Махараджа покинул этот мир в 1968 году.

Тогда Прабхупада написал: » Постановить, что мы, нижеподписавшиеся преданные, члены Международного общества сознания Кришны, на собрании выражаем глубокое соболезнование, узнав об уходе Кешава Госвами Махараджа, нашего санньяса-гуру».

Госвами Махараджа, в этот вечер многие из твоих братьев в Боге, учеников, друзей и благожелателей также выражают свое глубокое соболезнование в связи с тем, что по неведомому плану Господа ты внезапно исчез из нашего видения. Мы все еще пребываем в шоке, поскольку лишились одного из великих генералов санкиртаны ИСККОНа. Каждый из нас чувствует потерю по-своему: духовные братья лишились твоего нектарного общения в сознании Кришны, ученикам не хватает твоей любовной заботы, прихожанам недостает твоего внушающего благоговения руководства, и даже вновь пришедшие сегодня вечером лишились возможности когда-либо встретиться с тем, кто мог очаровывать сердца стольких обусловленных душ своею проповедью и проливать на них бесценный дар преданного служения Шриле Прабхупаде и Господу Кришне.

Что касается меня, Госвами Махараджа, с твоим уходом я потерял самого дорогого друга, который действительно проявлял ко мне интерес, идущий из глубины сердца, и много раз выручал меня. Наше общение началось в середине семидесятых, когда ты, Бхагаван дас и я каждый год отправлялись в духовный «отпуск» в священную обитель Хришикеш в Гималаях. Там мы читали и воспевали, плавали в Ганге и проводили киртаны — лишь втроем в священной обители. Именно во время тех «отпусков» я впитал от тебя (и только от тебя одного) огромное рвение к проповеднической деятельности в сознании Кришны, потому что ты всегда говорил мне о славе святого имени, распространении книг и взращивании преданных.

Но то, что поражало меня больше всего, были твои блестящие планы и замыслы, как организовать эту деятельность. Определив эти способности в самом начале твоей духовной карьеры, Шрила Прабхупада доверял тебе самые ответственные служения, такие как, членство в первом Комитете по управлению (Джи-би-си), покупка и охрана земли для нашего майяпурского проекта в Индии, положение лидера в распространении книг в Америке. Чрезвычайная любовь и доверие Шрилы Прабхупады к тебе проявились в том, что он сделал тебя своим личным секретарем. Это было служение, которое ты верно выполнял в течение стольких многих лет вплоть до момента его ухода.

Как следствие этого служения, ты мог близко видеть жизнь чистого преданного, и ты щедро делился этим с нами все эти годы. Ты был одним из преданных редкой породы, Госвами Махараджа, одним из тех, у кого было близкое общение с Его Божественной Милостью, и кто понимал его умонастроение и поступки, которые он совершал ради Кришны. Вне сомнений, что ты заслужил самый почетный титул, который только мог заслужить преданный ИСККОН, поскольку во всех отношениях ты был «Человеком Прабхупады».

Будучи новичком, когда я встретился с тобой первый раз, я испытал почтение и благоговение, если не страх. Как командир, ведущий войска в армии Господа Чайтаньи на войне, ты вызывал такие же чувства у своих последователей для того, чтобы развивать движение санкиртаны. К сожалению, некоторые преданные видели тебя только в таком свете. Им не посчастливилось узнать твое нежное сердце, твою любовь к преданным, твою тягу к общению с духовными братьями и твое желание постичь Вриндаван и настроение любви враджабаси.

Однажды ты проявил свою доброту ко мне, когда я обратился к тебе с желанием принять санньясу в 1978 году на фестивале Гаура-пурнимы в Индии. Будучи странствующим проповедником с того самого дня, когда я присоединился к Движению сознания Кришны, у меня было сильное желание оставить жизнь домохозяина и вести отреченный образ жизни. Когда я открыл это желание своему представителю Джи-би-си, он ответил: «Иди и спроси Тамал Кришну Махараджа. Если он согласится, тогда и я приму твою просьбу принять санньясу».

Словно окаменевший, я подошел к тебе на крыше Лонг-билдинг в Майяпуре. Я открыл свое желание и ожидал долгого расспроса насчет моих планов и намерений. Но вместо этого ты сел рядом со мной и, задав несколько вопросов о моем стремлении проповедовать, дал мне много советов о том, как вести жизнь санньяси. Я продолжаю следовать этим наставлениям до сегодняшнего дня.

В 1980 году, когда мы были вместе на Ратха-ятре в Лос-Анджелесе, ты подтолкнул меня и сказал: «Индра, давай образуем команду: ты и я. Мы объедем всю Америку, весь мир, как с Вишнуджаном Махараджем. Ты будешь проводить киртаны, а я — говорить. Мы всех сделаем преданными». Госвами Махараджа, как сильно я теперь сожалею, что не принял твое предложение. Я также сожалею, что на протяжении этих лет не принял многих твоих приглашений навестить тебя в Далласе, во Вриндаване, в Кембридже и Оксфорде. Я считаю, что из всех моих духовных братьев ты больше всех ценишь и понимаешь важность и необходимость общения с преданными, особенно с духовными братьями.

Я схожу с ума от того, что в этой жизни я больше не получу твоего общения. Я не услышу твоих ясных, логичных и динамичных лекций. Госвами Махараджа, из всех преданных ты был моим любимым лектором по «Шримад-Бхагаватам». Какой нектар ты бы мог нам давать в течение последующих двадцати лет! Мне очень сложно понять, почему Кришна забрал тебя сейчас, в этот самый момент. Ты мог еще столько сделать. У тебя было так много общения со Шрилой Прабхупадой, так много опыта в сознании Кришны, так много идей для распространения движения. Ты был на пороге новой многообещающей карьеры в преданном служении. Это может только означать, что у Кришны для тебя есть еще более великий план. Я испытываю что-то вроде зависти к тем, кто скоро будет заниматься служением рядом с тобой. Рядом с тобой сознание Кришны было наполнено жизнью — духовной жизнью.

Нельзя сказать, что у тебя не было проблем, Госвами Махараджа. Я помню наши долгие разговоры в прошлом году в Кембридже. Ты выразил свое неудовлетворение по поводу некоторых вещей, происходящих в нашем Движении. У тебя были свои оппоненты, и у тебя были проблемы, связанные с собственным здоровьем. Но, несмотря на все это, ты оставался незапятнанным и верным Шриле Прабхупаде и его Движению ИСККОН. Ты был оплотом силы для остальных, ты был самым лучшим духовным отцом для своих учеников, ты был лучшим другом для тех, кто любил тебя, ты был источником вдохновения для множества преданных, и ты проявлял истинное сострадание к падшим обусловленным душам, пройдя через столько аскез в первые дни сознания Кришны и в недавнее время, распространяя наше движение в Китае.

Ты был первым во многих областях, хотя я видел, что ты всегда взращивал дух слуги. И сейчас, продолжая эту традицию, но столь необычным образом, ты являешься первым из инициирующих духовных учителей, которого поместили в самадхи в Майяпуре. Твой уход и его обстоятельства трагичны. Но смерть всегда трагична, тем более, когда из этого мира уходит преданный. С уходом любого преданного, а особенно такого масштаба как ты, мир теряет свою удачу. Преданные являются ЕДИНСТВЕННОЙ удачей в Кали-югу, но их мало и они разрознены. Поэтому моя скорбь сегодня еще глубже, так как моя возлюбленная ученица, Вриндаванешвари даси, тоже покинула этот мир в этой же катастрофе.

Мы скорбим о твоей гибели, Госвами Махараджа. Я знаю, что моя жизнь не будет такой, как прежде. Санкиртана, наша первостепенная деятельность, основана на принципе сотрудничества. Когда смещена одна из основных величин, мы немного теряем свою стойкость, нас немного сносит ветром. Мне будет не хватать тебя, Госвами Махараджа. Мне будет не хватать твоего присутствия на поле битвы проповеди, мне будет не хватать наших обсуждений о враджа-бхакти во Вриндаване. Кто теперь обратится ко мне с вопросами о том, как любить Кришну?

Но насколько трагичен твой уход, настолько он и великолепен. Ты покинул тело в святой дхаме, Майяпуре, близ Пхулии — той самой деревни, где Харидас Тхакур каждый день воспевал 300.000 имен Господа. Ты отправился в другой мир в день ухода Джаганнатха даса Бабаджи и Расикананды прабху. На твоей церемонии самадхи присутствовали все члены нашего Джи-би-си, многие санньяси, большинство президентов храмов и множество преданных. Эта церемония самадхи соответствовала преданному твоего масштаба, твоих достоинств, преданному, которого любили очень многие духовные братья, ученики, друзья и ученые — так же как и простые люди.

Мы были вместе, когда моя ученица Враджа-лила оставляла тело во Вриндаване в 1994 году. Тогда ты сказал вслед за ее уходом, что она теперь достигнет трансцендентного уровня и благословит нас всех. Госвами Махараджа, ты тоже находишься сейчас на трансцендентном уровне, чтобы благословить меня. Вернулся ли ты домой, обратно к Богу, или снова являешься личным секретарем нашего возлюбленного духовного учителя, Шрилы Прабхупады, поскольку он продолжает утверждать миссионерское движение Господа Чайтаньи в этом материальном мире, — вне сомнений, ты благословлен. Поэтому, пожалуйста, продолжай вспоминать и с любовью думать обо мне, как обычно.

И, Госвами Махараджа, в следующий раз, когда ты попросишь меня стать твоим напарником, создать команду, я не поступлю глупо, отказавшись от такого предложения. Я буду счастлив проводить киртаны а ты будешь давать лекции. По твоей милости я — санньяси и готов отправиться за тобой куда угодно.

Твой слуга,

Индрадьюмна Свами

(«Дневник странствующего монаха» часть 4, глава 11)