Курма-рупа Прабху

Курма-рупа Прабху

Курма-рупа был особенным. Он любил коров Господа, и помог многим людям понять важность заботы о них. Служить рядом с ним было поистине потрясающе. Когда у коров случались неприятности, не важно, насколько сложная была ситуация, он всегда был первым, кто готов был им помочь.

Жизнь в служении коровам и преданным Кришны

Курма-рупа прабху получил посвящение у ачарьи-основателя ИСККОН Шрилы Прабхупады и некоторое время служил в Нью-Йорке, обучая новых преданных практике сознания Кришны. Однако вскоре после того как Прабхупада оставил этот мир, в начале 1980-х годов Курма-рупа, последовав желанию своего сердца, отправился во Вриндаван, откуда потом никогда не уезжал надолго.

В течение многих лет Курма-рупа был учителем в Международной гурукуле Бхактиведанты Свами. Он был добр и терпелив, и запомнился за свою заботу об учениках, приехавших со всего мира. Благодаря нему, обучавшиеся в гурукуле дети, несмотря на многие трудности, через которые им пришлось там пройти, до сих пор с любовью вспоминают те времена.

Курма-рупа был свободен от зависти, как шесть Госвами Вриндавана. Он был простым, прямым и честным до мозга костей. После ухода Шрилы Прабхупады он был одним из тех, к кому преданные могли обратиться за советом и почувствовать уверенность в том, что это то, чего хочет Кришна.

В 1997 году Курма-рупа ушел из гурукулы и стал жить в одном доме с Рупа-Рагхунатхой, руководителем благотворительной организации «Пища жизни Вриндаван».

Как-то местный владелец магазина «Враджаваси» подарил Курма-рупе молодого бычка по имени Падмалочана. Курма-рупа держал его в своем доме и лично готовил для него каждый день. В священный месяц картика в 1999 году Курма-рупа принял обет кормить еще пару бездомных коров в течение месяца. Однако две коровы быстро превратились в несколько, потом в дюжину, а к концу картики в пятнадцать. Они просто продолжали приходить, как будто зная, что этот человек сможет о них заботиться.

Курма-рупа смеялся, воспоминая об этом: «Я вышел на улицу в последний день картики и встал перед этими коровами, собираясь объявить им что-то вроде: «Ну, хорошо, картика-врата закончилась…», представьте, так я думал: «Мой обет завершен, а теперь до свидания…». Но Кришна обманул меня. Он вынудил меня сделать это, не думая о последствиях: ведь я уже не мог остановиться. Теперь у меня были коровы. И что мне теперь было с ними делать?»

Каждый день Курма-рупа садился на велосипед и ехал покупать траву или сено, заворачивал его в кусок ткани и привязывал к велосипеду, а затем привозил домой и кормил коров. К нему приходили также травмированные коровы, но когда им становилось лучше, Курма-рупа их не прогонял — они становились частью его семьи. Осиротевшие телята спали прямо в комнате Курма-рупы.

«Сегодня самая большая опасность для коров во Вриндаване — это человек, — говорил Курма-рупа. — Удивительно, что на священной земле игр Кришны, коровы подвергаются опасности в основном от людей. Нет больше священной коровы, есть священная машина. Видите, как люди ездят по улицам в Индии или, по крайней мере, во Вриндаване. Они едут очень быстро, очень рискованно. Из-за этого они травмируют много коров. Коровам также причиняет вред поедание мусора с пластиковыми пакетами».

С его первыми коровами ему помогали соседские дети: они убирали навоз и приносили овощные очистки из дома. Видя его искренность, один из соседей выделил Курма-рупе участок пустующей земли недалеко от его дома для его первой гошалы. Затем, когда коровы уже не вмещались в ней, Курма-рупа объединился с Рупа-Рагхунатхой и его «Пищей жизни Вриндавана», чтобы приобрести землю в Кики-нагле, небольшой деревушке вблизи Вриндавана, где он открыл проект «Забота о коровах».

В течение последующих восемнадцати лет Курма-рупа полностью посвятил свою жизнь служению брошенным, больным и раненым коровам, быкам, состарившимся волам и осиротевшим телятам.

Сегодня «Забота о коровах» имеет три гошалы — две в Кики-нагле на триста коров и одну в Белване, на противоположном берегу реки Ямуна на двести коров. Организация Курма-рупы сосредоточилась на трех основных направлениях своей деятельности.

Первое — кормление уличных коров. Каждый день авторикша выезжает на улицы Вриндавана с пятьюстами килограммами травы для них.

Второе направление — оказание медицинской помощи. В любое время суток волонтеры «Заботы о коровах» готовы оказать помощь нуждающимся в ней коровам. Когда им звонят, что на улице находится раненая корова, они идут и осматривают ее. Если это просто небольшая травма, они оказывают ей помощь и уезжают. Но если, например, у коровы сломана нога и она самостоятельно не выживет на улице, они отвозят ее в гошалу, ухаживают за ней и кормят.

Третье направление, конечно, это долгосрочная забота о коровах, которые приняли прибежище в гошале. После того, как раненым коровам становилось лучше, Курма-рупа прабху никогда не выгонял их, предоставляя им пожизненную заботу.

««Забота о коровах» — это го-садан, — рассказывал Курма-рупа о своем служении. — Это означает место, где мы не сосредоточены на производстве молока. Это не молочная ферма. Это место, где мы просто защищаем коров. У нас здесь много старых коров. Мы просто заботимся о том, чтобы сохранить им здоровье. Нам помогают ветеринары. И это место, куда мы привозим коров, которые либо были ранены, либо страдают от недоедания, или от какой-нибудь болезни. Мы привозим их сюда и пытаемся помочь вернуть им здоровье. А потом мы оставляем их здесь».

Проект «Забота о коровах» стал сетью международных добровольцев, занимающихся распространением информации, образованием и действиями в отношении защиты коров (го-ракша), как этому учат ведические писания. Организация также давала руководство, поддержку и гранты аналогичным благотворительным организациям по всему миру.

В июне 2015 года у Курма-рупы был обнаружен рак желудка на поздней стадии. Узнав об этом диагнозе, он решил остаться в го-садане «Заботе о коровах», чтобы среди коров готовиться к смерти.

Свое последнее желание Курма-рупа прабху выразил следующим образом:

«Я, Курма-рупа дас, смиренный слуга Его Божественной Милости А. Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады, которому по доброте его учеников было позволено посетить святую землю Шри Вриндаван и прожить здесь в течение тридцати лет, служа вайшнавам и коровам. Моя последняя просьба — оставить тело здесь, в Кики-нагле, среди коров, которым мы служили. Пожалуйста, не забирайте меня из Шри Вриндавана, чтобы спасти это тело, только для того, чтобы я умер в Дели или Мумбаи. Ничто не сможет меня так огорчить, как это. Цель моей жизни — служение Шриле Прабхупаде и Шри Шри Кришне-Балараме во Вриндаване до последнего вздоха. Настоящие друзья помогут мне в этом».

К Курма-рупе потянулся нескончаемый поток преданных и местных жителей враджаваси. Преданные приезжали издалека, оставляя дома и близких, чтобы быть с ним в это время. Письма и молитвы были посланы теми, кто не смог присутствовать на этом великом событии. Местные враджаваси приходили, чтобы отдать дань уважения великой душе; некоторые из них повторяли защитные мантры. В один день к нему пришла группа прекрасных чистых местных мальчиков и девочек, посланных любящими матерями и отцами, и запела для него: «Джая нанда-яшода-дулал гири-варадхари гопал». Прабху заметно разволновался, услышав имена мальчика-пастушка Вриндавана, который бродит со своими коровами и друзьями-пастушками.

В его комнате преданные постоянно пели киртан, читали ему «Бхагавад-гиту» и «Шримад-Бхагаватам».

В свои последние дни Курма-рупа сказал Бхакти Бхринга Говинде Свами, что слишком слаб, чтобы повторять святое имя, но поделился с ним, что в течение многих лет повторял джапу по 64 круга в день. Также он сказал ему, что в те редкие, особые моменты своей жизни, когда Кришна благословлял его каплей Своей милости, он чувствовал, что его единственным желанием и стремлением было служить Шри Гопалу и его коровам.

За несколько дней до своего ухода Курма-рупа сказал: «Я умираю, и я счастлив умереть».

Курма-рупа прабху лежал в маленькой, покрытой коровьим навозом, комнате. Его кровать стояла лицом к восточной двери с видом на множество коров, бродящих по территории гошалы. Сидя среди ветвей высоких деревьев, окружающих гошалу, пели павлины и кричали перепелки, добавляя свои голоса к мелодии Вриндавана. Медные колокольчики на шеях здоровых и сытых коров звонили, подчиняясь наплывам муссонных ветров. Когда играла эта симфония, умы тех, кто ее слышать, непроизвольно погружаются в размышление о славе Вриндавана.

Некоторые удачливые преданные оставались с Курма-рупой в течение многих дней и ночей, заботясь об его нуждах. Теперь, в это раннее утро, Курма-рупа молчал и едва двигался, общаясь только движениями головы или глаз. Ведущий киртана пел грустную мелодию, погружая внимание каждого в святые имена Господа.

В течение всего утра дыхание Курма-рупы замедлялось, пока воздух не стал входить в его легкие короткими вдохами — признак приближающейся смерти. Маленькая комната, заполнилась друзьями, преданными, доброжелателями и пастухами, собравшимися, чтобы стать свидетелями ухода великого защитника дхармы.

Взгляд Курма-рупы прабху стал неподвижным, говоря о том, что смерть была на расстоянии вытянутой руки. Концентрация на пении святых имен продолжала сгущаться, как густой дым, ритм каратал становился все более быстрыми, звук фисгармонии нарастал в отчаянии, как и эмоции каждого присутствующего преданного. Каждый преданный испытывал те чувства, что были в их сердце: кто-то ослеп от слез, ничего не видя, кто-то пел дрожащим голосом, другие энергично хлопали в ладоши в такт сладостной игре мриданги, кто-то, подняв руки, выкрикивая имена Господа. Один преданный громко пел с сияющей улыбкой на лице, размышляя об удачи Курма-рупы, другой танцевал со слезами бегущими по лицу у его постели, воздев руки к небу, другой мог только крепко держать его руку, смотря прямо в его глаза. Дрожащими руками преданный вылил несколько капель воды из священных рек на его язык и положил листья Туласи, а затем осторожно положил шалаграма-шилу на грудь Курма-рупе.

Киртан становился все громче и громче, невероятно сгущая атмосферу в маленькой комнате, пока само дыхание не пропиталось святыми именами. Казалось, что каждый атом вокруг воспевает святое имя Кришны. Палец Курма-рупы постукивал в такт киртану. Он сделал несколько коротких вздохов, открыл рот, и оставил тело. Несколько преданных закричали сквозь слезы: «Харибол!», и этот возглас слился с громким воспеванием Харе Кришна маха-мантру, сливаясь со сладким звоном каратал и взрывным рокотом мриданги.

Через некоторое время киртан утих. Некоторые преданные покинули комнату в отчаянии, в то время как другие оставались счастливыми и радостными при мысли о месте, в которое отправился Курма-рупа. Одни рыдали в свои руки или в небо, оплакивая свое великое несчастье из-за потери махатмы, другие сидели или стояли, рассеянно глядя по сторонам.

Курма-рупа прабху оставил тело 28 июня 2015 года в 8:45 утра в благоприятный Падмини-экадаши в месяц Пурушоттома.

Его ухода стал для многих большой потерей. Кеши-нисудана Кришна дас после ухода Курма-рупы прабху посвятил себя продолжению его миссии заботы о коровах. Он имел возможность служить с этим поистине уникальным преданным, и так вспоминает о нем:

«Курма-рупа был особенным. Он любил коров Господа, и помог многим людям понять важность заботы о них. Служить рядом с ним было поистине потрясающе. Когда у коров случались неприятности, не важно, насколько сложная была ситуация, он всегда был первым, кто готов был им помочь. С полуночи до утра он лично охранял гошалу, поскольку не был уверен, что наемная охрана хорошо справляется с этой работой. Вот таким он был человеком. Для меня он был святым».