Гопипаранадхана прабху

Гопипаранадхана прабху

Во многом ваш уход сходен с уходом Шрилы Прабхупады. Вы ушли от нас слишком рано, и трудно понять сейчас, как ваш великий вклад в общество преданных будут сохранен. Пожалуйста, продолжайте проливать благословения на тех, кто старается сохранить наследие вашего прославленного служения Шриле Прабхупаде, следуя по вашим стопам.

 

ванде виная-бхавадхьям

сакшад бхагаватамритам

шастра-марма-видам варьям

гопи-прана-дханам прабхум

 

вираханале но дагдхан

бхавишья-бхая-пидитан

пиюша-биндубхир ваньях

пошаянатха-дживитан

 

ванде — я склоняюсь; виная-бхава — со смирением; адхьям — тому, кто наделен; сакшат — тому, кто олицетворяет собой; бхагавата-амритам — нектар «Шримад-Бхагаватам» и «Брихад-бхагаватамриты»; шастра — священных писаний; марма — тайны; видам — те, кто знает; варьям — самых выдающихся; гопи — гопи; прана — жизни; дханам — тому, кто является богатством; прабхум — господину; вираха — разлуки; анале — в огне; нах — нас; дагдхан — выжженных; бхавишья — будущего; бхая — со страхом; пидитам — кого мучит; пиюша — нектара; биндубхих — капли; ваньях — вашего вани; пошая — питает; анатха-дживитан — тех, кто потерял своего господина.

 

«Я предлагаю свои смиренные поклоны Шрипаду Гопипаранадхане прабху, самому выдающемуся ученому эксперту в понимании тайн санскритских священных писаниях. Хотя он олицетворяет собой нектар «Шримад-Бхагаватам» и «Брихад-бхагаватамриты», его украшает чувство смирения. Мы, ваши сироты, горим в огне разлуки с вами, охваченные страхом за наше будущее. Напоите же нас каплями нектара вашего бессмертного вани».

 

Мой дорогой Гопипаранадхана прабху,

Пожалуйста, примите мои смиренные поклоны. Джая Шрила Прабхупада!

Неужели это правда: мой учитель и герой покинул нас?! Я все еще жду, что кто-нибудь разбудит меня и скажет, что это был просто дурной сон. Но пока этого не происходит, я стараюсь утешить свое разбитое сердце воспоминаниями о нем.

Мой первый контакт с вами произошел через Десятую, Одиннадцатую и Двенадцатую песни «Шримад-Бхагаватам». Я обратил внимание на то, что среди переводчиков там упоминается ваше имя: Гопипаранадхана дас Адхикари. Я также вспоминаю, как однажды преданный рассказал мне о вас — великом ученом, который живет в простом доме с несколькими коровами в поселке Говардхане. Мы вместе удивлялись простым условиям вашей жизни.

Затем в марте 2005 года помню, как увидел ваше письмо на вайшнавском форуме, которое начиналось так: «Зачем становится университетским ученым, если вы сможете стать ученым в вечной традиции вайшнавов? Зачем беспокоится о своем будущем, если вы сможете служить главным устремлениям сердца Шрилы Прабхупады? Почему бы вам ни подумать о том, чтобы присоединиться к новой, динамичной школе «ББТ» «Шримад-Бхагавата видьяпитхам», расположенной в любимом месте Кришны Шри Говардхане?».

Это объявление сразу же привлекло мое внимание. В то время я, будучи брахмачари, занимался служением в храме ИСККОН в Салеме, в штате Тамил-Наду, и меня привлекла идея изучать санскрит и «Шримад-Бхагаватам». Но так как я совершенно не знал санскрита, то даже думать не смел о том, чтобы поступить в эту школу. Тем не менее, несколько месяцев спустя, мой Гуру Махараджа во время лекции упомянул о вашей школе, что заставило меня снова задуматься об этом. С благословения моего Гуру Махараджа я подал заявку, и вы приняли меня. Вы позволили мне приехать на месяц раньше, так что я прибыл на Говардхан в начале сентября, сразу после Джанмаштами.

Я ожидал встретить ученого, который будет выглядеть как профессора из университета, в котором я когда-то учился: важные и неприступные. Но к моему великому удивлению, вы оказались на них совершенно не похожи. Я предложил вам свои поклоны, и вы предложили их мне. Я был поражен и чувствовал неловкость. При первой встрече я преподнес вам небольшой подарок — дхоти из Южной Индии, чем вы были искренне смущены. Это была ваша естественная реакция, которую впоследствии я наблюдал много раз. Ваша уникальная мимика, жесты, детская невинность и подлинное смирение завоевывали сердца всех тех, кто имел счастье общаться с вами.

Через несколько дней пребывания на Говардхане вы спросили меня, нуждаюсь ли я в чем-либо для моей учебы. Вместо того чтобы вежливо отказаться, я подумал о полумраке в моей комнате и сказал, что было бы хорошо иметь небольшую настольную лампу. Сразу же вы устроили так, что у меня появилась настольная лампа, которую принесли мне из вашей собственной комнаты. И снова мне стало неловко. Я помчался в вашу комнату, чтобы вернуть лампу. Однако вы убедили меня в том, что в ней у вас нет никакой необходимости, так как ваша комната хорошо освещена солнцем в течение всего дня, а на ночь вы не остаетесь в школе. Не желая спорить, я сдался, и пользовался вашим светильником во время моего пребывания в школе. Вы были старшим во всех отношениях, но вели себя так, словно мы были приятелями-преданными, старающимися помочь друг другу.

Мое следующее воспоминание из того первого месяца — ваша лекция по комментариям на «Шримад-Бхагаватам», обязательная для всех в школе. Я был также приглашен принять участие в ней. В то время я едва ли мог прочесть что-то со скоростью первоклассника на деванагари и не знал ничего на санскрите. Я сидеть среди тех, кто уже что-то знал, и страшно нервничал. Я не мог ничего понять. Вдобавок, как опытный учитель, вы попросили именно меня прочитать слово из изучаемого стиха. С большим усилием я прочитал его, а вы поблагодарили меня с очаровательной улыбкой на лице, как бы говоря этим: добро пожаловать в школу, я очень терпеливый. Вы преподавали этот курс в течение нашего первого учебного года. Мы, студенты, были лишь новичками в изучении санскрита, и все же вы терпеливо общались с нами. У вас был свой метод, как занять нас. Каждому выделялось одно слово из стиха, которое он должен быть проанализировать. Чтобы помочь нам, вы спрашивали: «Это существительное, глагол или несклоняемое?» И потом, часто, когда мы не знали правильного ответа, вы шутили: «Нет, это не глагол. У вас есть еще две попытки». Вы сделали наше обучение легким и веселым. Позже, когда я узнал немного больше о санскрите и глубину вашего владения им, я по-настоящему оценил, каким терпеливым учителем вы были.

Когда все студенты приехали к началу учебного года, здание школы битком набилось преданными: нас были больше двадцати человек. Вы сказали нам, что намеревались принять меньшее количество студентов, но во время чтения наших заявлений почувствовали, что все мы настолько квалифицированны, что не смогли отказать никому из нас. Я знаю, что, по крайней мере, сам я вовсе не был квалифицированным. И снова вы проявили свое величайшее смирение и уважение к каждому.

В январе, когда на Говардхане стало холодно, вы организовали выезд всей нашей школы в Южную Индию. Преданные из Дхарвада, который находится в Северной Карнатаке, так сильно любили вас, что разместили нас в большом только-только построенном двухэтажном доме. Атмосфера была уютной и домашней. Мы обучались и чувствовали нарастающее давление предстоящего экзамена по грамматике. Местные преданные были чрезвычайно рады, видеть вас и ваших учеников у себя в гостях. Вы и Мукунда Датта прабху читали лекции по вечерам для преданных. Местные преданные заняли нас во множестве проповеднических программ, что, признаться, часто мешало нашей учебе. Однако это лишний раз показало то, как ваша школа отличается от других: вы создали ее для того, чтобы удовлетворить Шрилу Прабхупаду, чей основной акцент был на проповеди.

Видя, как мы судорожно готовимся к экзамену по грамматике, иногда пропуская утреннюю программу, как-то вы сказали нам, что изучение санскрита само по себе не так важно, как изучение «Шримад-Бхагаватам», которое гораздо более ценно. Вы настаивали на том, что нам не следует терять правильный фокус. Сами вы никогда не «терялись» в санскрите и не хотели, чтобы мы были сбиты с толку.

Хотя ваша школа была известна многим преданным, как Школа санскрита Гопипаранадханы прабху или «школа на Говардхане», вы назвали ее «Шримад-Бхагавата видьяпитхам». Вы обладали твердой убежденностью, что распространение учения «Шримад-Бхагаватам» было первостепенным средством для одухотворения мира.

Ни для кого не секрет, что ваша школа не была самой организованной, но как вы сами шутили: интеллигенцию сложно организовать, поскольку по своей природе они анархисты, со своими собственными представлениями и идеями, и не всегда способны наилучшим образом все организовать. Мы боролись с этим фактом и его последствиями в ходе нашего обучения, но одно то, что вы были нашим преподавателем, было настолько ценным, что временные неудобства, с которыми нам приходилось сталкиваться, уходили на второй план и становились незначительными.

Много раз вы говорили нам, что занятия наукой является лишь одним из многих видов служения в движении санкиртаны, и что мы не должны считать его особенным. Каждое служение — достойно славы, и нам надо найти то служение, которое больше всего подходит к нашей природе, даже если оно отличается от того, что может предложить его школа.

Вы были полностью погружены в проповедь. Преданные из делийского храма и Кришна-Баларама мандира во Вриндаване, регулярно приглашали вас читать лекции. Каждую неделю в пятницу в свой выходной в школе вы отправлялись в Дели, чтобы в субботу утром прочитать лекцию по «Шримад-Бхагаватам». Не колеблясь, вы принимали любые неудобства ради проповеди.

Вы не хотели, чтобы мы слушали бхагавата-саптаху и лекции других учителей вне ИСККОН во Вриндаване, настаивая на том, чтобы мы оставались верными Шриле Прабхупаде. Никто из нас и не чувствовал необходимости слушать кого-либо еще с тех пор как мы поселившись на Говардхане и стали слушать вашу бхагавата-катху. Вы могли говорить на любые темы. Ваши лекции были очень ученые, однако вы редко говорили вроде: «Вишванатха Чакраварти Тхакур сказал это, а Джива Госвами написал то». Ваши высказывания были доступны пониманию каждого, как и ваша «Брихад-бхагаватамрита». Вы могли говорить на сложные темы простым языком. Это украшение по-настоящему образованного человека.

Я заметил, что все, кто общался с вами, были очарованы вашим приятным и скромным характером. Не только люди, но и коровы тоже любили вас. Одно время ваша корова Вишакха регулярно приходила к входу в нашу школу. Она была самостоятельная, задумчивая корова, которая всегда знала когда нужно быть в нужном месте в нужное время. Во время ее регулярной парикрамы по поселку Говардхану она подходила к металлическим воротам школы и получала прасад и кожуру от овощей и фруктов, а затем благополучно уходила. Но однажды она нахально решительно вскарабкалась по ступенькам, пролезла под металлическими воротами и вошла в школьный двор. Как если бы она находилась у себя дома, она направилась прямо в помещение храма, где проходили ваши занятия. Когда вы увидели корову, проходящую через голубую дверь храма, вы невинно воскликнули: «Вишакха, что ты здесь делаешь?» Мы, ваши ученики, сидевшие спиной к двери, обернулись, чтобы посмотреть на эту комедию. Но, испугавшись за наши портативные компьютеры, поторопились закрыть дверь, прежде чем жадная до знаний Вишакха смогла войти внутрь. Занятие было остановлено, и несколько студентов пытались убедить Вишакху покинуть территорию школы. Им удалось сделать это только после долгих уговоров, потягиваний и толканий. Ваша школа была определенно необычной школой.

Хотя вы очень хотели, чтобы мы серьезно погрузились в учебу, вы также были рады, когда мы ходили на парикраму вокруг Говардхана. Это совершенное и чистое преданное служение становилось нашим «отдыхом». Частенько вас тоже можно было встретить на парикраме, а позднее вы объезжали вокруг Говардхана на вашем мотоцикле. Мы выяснили, что наилучший способ без усилий завершить парикраму состоял в том, чтобы обходить одну половину в один день, а вторую на следующий. Мы настолько хорошо изучили маршрут, что точно знали время, которое нам понадобится, чтобы завершить парикраму, и выбирали нужный темп, чтобы вернуться в школу к определенному времени. Жить в поселке Говардхан — все равно, что жить в центре Вселенной. Однажды вы сказали, что Враджа, — место шести Госвами, — является самым подходящим местом для нашей школы. Но, вы также говорили, что мы не хотим находиться на Радха-кунде, поскольку это слишком возвышенное место, и поэтому мы остаемся на Говардхане.

Много раз вы вспоминали об Уддхаве, который вечно находится рядом с Кусума-сароваром. Он хотел стать кустиком или травинкой во Вриндаване, чтобы гопи ходили по нему, благословляя его пылью со своих лотосных стоп. Точно таким же было и ваше настроение: смиренно служить, не требуя ничего для себя. Вы были олицетворением стиха «тринад апи суничена».

Но ваше крайнее смирение оборачивалось большой проблемой для студентов. Мы хотели должным образом почтить вас, устроив праздник Вьяса-пуджи. Впервые мы провели его тайно в 2008 году. Я сделал снимок того, как вы смиренно входите в украшенную алтарную комнату, когда вы уже поняли, что происходит. Было очевидно, что мы причиняем боль вашей смиренной натуре, поклоняясь вам, но что нам оставалось делать?! Это было более чем правильно для нас: выказать почтение нашему прославленному ачарье.

Вы были совершенным учеником. Какие бы вопросы мы ни задавали, вы всегда подводили нас к утверждению «Шрила Прабхупада учил нас так». Вы обучили нас, чтобы мы не рассуждали, является ли то, что Шрила Прабхупада говорит правильным или нет, а лишь пытались понять, каким образом это является правильным. Насколько же сильно вы сформировали мою жизнь и способ мышления! Много раз, когда я обсуждаю разные вопросы с преданными, то вспоминаю: «Гопипаранадхана прабху сказал вот так». Я так многим обязан вам! Общение с ваши, ваш пример и наставления были невероятно ценны, и сейчас, когда вы ушли, их ценность видна даже больше.

Его Святейшество Кешава Бхарати Махараджа как-то сказал нам, что прославлять вас как великого ученого это почти оскорбление, поскольку, хотя вы были, несомненно, блестящим ученым, это ничто по сравнению с вашей великой преданностью. Ваша преданность Кришне завоевывала сердца людей, а отменная ученость была просто глазурью на торте. Видья дадати винаям — в вашем характере это было настолько очевидно, что преданные Господа украшены всеми добродетелями.

Я всегда чувствовал себя крайне неловко из-за того, что отнимал так много вашего времени. Я знал, что у вас много важного служения, и не хотел мешать. Но когда бы я ни приходил к вам, вы заставляли меня чувствовать себя комфортно. С вами было легко общаться, поскольку вы никогда не думали, что одни преданные более важны, чем другие, или что провести время с кем-то из преданных было непродуктивно.

В прошлом году в октябре я приехал на Говардхан на семинар Таттвавита прабху. Оказалось, что это был последний раз, когда мы встречались. Я был очень вдохновлен всеми вашими лекциями и занятиями. Размышляя о моей невероятной удаче находиться у подножья Говардхана и слушать бхагавата-катху, я благодарил вас за то, что обрел связь с Говардханом и «Шримад-Бхагаватам», а вы смиренно согласились с этим.

Мое сердце разбито от потери бесценного общения с вами и ваших наставлений, но в тоже время я рад благоприятным обстоятельствам вашего ухода. Это делает меня еще более убежденным в абсолютном благе метода сознания Кришны и благоприятной судьбе тех, кто преданно следовал за Шрилой Прабхупадой.

Во многом ваш уход сходен с уходом Шрилы Прабхупады. Вы ушли от нас слишком рано, и трудно понять сейчас, как ваш великий вклад в общество преданных будут сохранен. Пожалуйста, продолжайте проливать благословения на тех, кто старается сохранить наследие вашего прославленного служения Шриле Прабхупаде, следуя по вашим стопам.

Шрила Гопипаранадхана прабху ки джая!

Ваш слуга, Кишора дас.